Мероприятия
Библиотека
Библиотека Клуба КРОСС
Авторские статьи, методики, видеоуроки, рекомендации
Пройти курс бесплатно!
Юмор, ирония — полезны?

Или это то, отчего стоит избавиться как от тормозящих твое развитие?

 

Слуга: «Барон, что же вы шутить перестали?  
Говорят шутка жизнь продлевает!»  
Мюнхаузен: «Не всем. Тому кто смеется — продлевает.  
А тому кто острит — укорачивает».
Из фильма «Тот самый Мюнхаузен»

 

Дорогие друзья, чувство юмора у человека — это хорошо или плохо?

Известен факт, как один англичанин излечился от смертельного заболевания, увлеченно просматривая лучшие кинокомедии в течение нескольких лет. Смехотерапия — давно изучается как одно из направлений психотерапии.

А ирония — это хорошо? Полезно? А сарказм? А в чем отличие?

От Литвака МЕ я слышала классификацию юмора, по мере убывания его пользы: шутка — ирония — сарказм — садизм.

Как же продлить себе жизнь с помощью хорошей шутки, и не укоротить, из-за злого юмора? Давайте сначала, как предлагал Сократ, определимся в понятиях. Разделим юмор на здоровый, продлевающий жизнь и тому кто шутит, и тому с кем шутят. И на злой, разрушающий, который, как правило, и является той самой психологической защитой.

Юмор                                                 

Здоровый: 

или социальный (помогающий устанавливать теплые межличностные отношения) 

Разрушающий (то есть, вредящая развитию психологическая защита): 

1. Как привычный шаблон поведения (склонность часто шутить, развлекать других и смеяться в ответ на юмор других людей); 

2. Как способность (генерировать, понимать и запоминать шутки);  

3. Как черта характера (смешливость, жизнерадостность, игривость); 

4.  Как эстетическая реакция (получение удовольствия от конкретных типов юмористического материала); 

5. Как установка (положительное отношение к юмору и веселым людям); 

  • как мировоззрение (несерьезный взгляд на жизнь); 
  • как склонность сохранять юмористическую точку зрения перед лицом неприятностей.  

1. Нарочитый индивидуальный — в ситуации с конкретным человеком, направленный на демонстрацию собственного остроумия, за счет принижения и высмеивания личностных качеств и недостатков другого.  

 

2. Нарочитый массовый — по отношению к власти, социальному строю, отличительным особенностям пола, расы, национальности, социальной прослойки, идущий с экранов СМИ, или в виде подпольных кухонных анекдотов.  

 

  


Начнем с того, что проще и приятнее. Со здорового  


1. Юмор как привычный шаблон поведения (склонность часто шутить, развлекать других и смеяться в ответ на юмор других людей) 

Например, я подъезжаю к бензозаправке, а там всех встречает паренек, помогающий заливать бензин в машины словами:
- Какого бензинчика в наш красненький фордик? Что он кушает у вас сегодня? … а ситроенчику что зальем? … Чтобы он выглядел так же прекрасно как его хозяйка?

Такое поведение среди привычных мрачных лиц наших соотечественников сразу поднимается настроение.

2. Юмор как способность (генерировать, понимать и запоминать шутки)

Знаете ли вы людей, у которых на каждый случай жизни найдется уморительный анекдот? Они любимцы в любой компании! А сами запоминаете анекдоты? А хотите научиться? Начните читать лекции на любую тему! Лучше по профессии, включая элементы нашей психологии. Я до тех пор пока не начала читать лекции и вести семинары — вообще не запоминала, зато сейчас мои анекдоты на управленческих семинарах классифицированы к каждому из приемов руководителя. Так, например, когда мне надо продемонстрировать, что руководитель не должен доделывать дела за подчиненного, я рассказываю анекдот «Про толстую женщину у диетолога»:  Одна очень полная женщина хотела похудеть, и пришла на прием к диетологу.

— Доктор, как мне похудеть?
— Милочка, все просто, меньше ешьте.
— Да я совсем не ем, я доедаю...
— Как доедаете?
— Ну как? Муж не доест — я доедаю, сын не доест, я доедаю, дочь не доест, я доедаю...
— Милочка, так купите поросенка!
— Как? И за ним доедать?

Вот на таких толстых женщин похожи многие руководители. Типичная ситуация на предприятии: очень ответственный работник не справляется в объемом, подходит к начальнику и просит нанять помощника. Начальник соглашается, сначала нанимают одного помощника, потом другого, пятого, а работы у новоиспеченого руководителя становится все больше и больше! Почему? Потому что он, как сверхответственный, «доедает» работу за своими подчиненными. Вместо свиньи. Вы знаете таких начальников?.. И мы знаем. Спасет ли их большое количество помощников? Только хуже сделает. До тех пор пока он не изменит свое «доброе» сердце, на верные управленческие навыки.  

Умение рассказать в нужный момент анекдот — это один их приемов среднего стиля ораторского искусства, того самого, который отвечает за наслаждение слушателя. Так что, если хотите стать анекдотчиками и душой любой компании — осваивайте ораторское искусство!

3. Юмор как черта характера (смешливость, жизнерадостность, игривость)

Знаете ли вы людей, которые на самый смешной анекдот мрачно или бесстрастно смотрят в ответ на тебя? Про таких говорят, что у него нет чувства юмора. А шутник чувствует себя нелепо. Когда же в ответ на вашу шутку вы слышите заливистый смех, или просто на лице нового знакомца видите жизнерадостную улыбку с готовностью поддержать любую шутку, то с таким человеком хочется общаться гораздо больше. О том, как важно улыбаться и быть жизнерадостным, писал Карнеги в книге «Как приобретать друзей».

4. Юмор может быть как эстетическая реакция (получение удовольствия от конкретных типов юмористического материала); как жизненная установка (положительное отношение к юмору и веселым людям); как мировоззрение (несерьезный взгляд на жизнь)

Примером очень здорового и доброго юмора, продлевающего жизнь, могут служить все комедии Гайдая. Эпизод, когда стоматолог, которого потом обокрали, сверлил зубы пациенту, а реакция у того была, как будто доктор работал строительной дрелью — тряслось все тело.  Или когда Иван Васильевич с вором, переместившись в древние времена, убегал от стражи-погони, как они претворялись истуканами, и стража не узнавала их. Но если бы так гнались за нами самими — то нам было бы точно не смешно. Пример здорового офисного юмора надпись на кабинете программистов: «Пожалуйста, не стучите громко, программисты пугаются и начинают плакать». Или диван с рожицей и высунутым языком, который буд-то бы начнет лизать вам зад, как только вы приземлитесь на него. Или посвящение на книге одного писателя: «Моей жене Маргарите и детям Адаму и Элли, без которых эта книга была бы готова на два года раньше».  

5. Юмор как склонность сохранять юмористическую точку зрения перед лицом неприятностей

Например, Рональд Рейган, когда его везли после покушения в реанимацию, спросил у своих докторов: «Надеюсь, вы все добрые республиканцы?». Или когда известную историческую личность Томаса Мура казнили в средние века, тот, осмотрев виселицу, сказал палачу: «Помогите мне вверх по лестнице взобраться, а вниз я уж как-нибудь сам». Или еще один осужденный при взгляде на гильотину сказал: «Это беспроигрышное лекарство от всех болезней, но особенно от головной боли». Ну и все мы, конечно, знаем еврейский юмор, как юмор преследуемого народа. Он изобилует такими примерами.  

А бывало у вас так, что вы хотите по-доброму пошутить и расположить к себе, а в итоге выходит досадный ляп и собеседник обижается?

Выводы и правила, как не надо шутить, чтобы не укоротить жизнь ни себе, ни другому (социальный юмор):

Не подвергать личность осмеянию ни наедине ни прилюдно, особенно в процессе самоанализа, или когда другой говорит о своих слабостях, или рассказывает вам сокровенное наедине. Так достаточно частая ситуация с глупыми женщинами, потрунивающими над своими мужьями или любовниками, что у тех был сексуальный срыв. Как думаете, у них когда-то восстановятся добрые отношения или секс?

Не надо смеяться над тем, что человек не сможет изменить. Над национальностью, полом или возрастом, если это больное место. Так, например, «любящие» дочь и зять, на рождество подарили своей матери бюстгалтер, после того как той удалили грудь при оперировании онкологии.

Над чем шутить безопасно, чтобы поднять настроение?

Над общими далекими знакомыми, политической обстановкой, если она не затрагивает кровных убеждений собеседника. Например, мы громко смеемся видя, как король из фильма «Тот самый Мюнхаузен» после ссоры со своей королевой с радостью подписывал всем подданным их прошения о разводе. И кричал при этом: «На волю! Всех на волю!». Но, если кто-то так пошутит над нашей ситуацией с супругом, которая еще не пережита, то это может задеть. В общем, как говорит Литвак: «Чем отличается комедия от трагедии? Комедия — это у соседа, а трагедия у тебя», то есть безопасно шутить над трагедиями соседей, лично не касающимися вашего собеседника.

Но, дорогие друзья, напомню, что как бы вы безопасно не шутили, могут найтись те, которые не поймут вашего юмора. Не в том настроении или просто дурные. Ведь истина не в словах говорящего, а в ушах слушающего.  

Теперь о злом юморе — то есть, иронии  

Как вы думаете, откуда пошло слово «ирония»? Конечно, от древних греков! На древнегреческом «иронизировать» стало означать «говорить ложь» , «насмехаться», «притворяться», а «ироник» — это человек, «обманывающий с помощью слов». Один из древнегреческих философов сказал, что ирония — это «сокрытие собственной враждебности, игнорирование враждебных намерений противника,... утаивание собственных поступков». Под таким описанием  иронии мог бы подписаться и Фрейд. А теперь давайте послушаем современное психоаналитическое определение юмора, как психологической защиты. Напомню понят неосознаваемую реакцию на то, что для человека является психологической травмой.ие психологической защиты как таковой. Это центральное понятие психоанализа. И означает Тактически она смягчает боль в сам момент «удара». Стратегически — сдерживает наше развитие. 


Ирония — форма защиты, которая используется индивидом для скрытия от себя и других вытесненной в бессознательное недостигнутой цели.


С пятого раза я поразилась этому определению! Хочу подчеркнуть: иронизирующий скрывает от себя и других собственную недостигнутую цель! То есть он — неудачник, а не образец остроумия, каким может показаться на первый взгляд. Древнегреческий философ верно отразил суть, еще не зная о существовании бессознательного.   

Как лингвистически создается ирония острословами?  Происходит нарочитое «переименование», которое выражает насмешливое или вовсе негативное отношение говорящего к обсуждаемому предмету, например:

вот идет большой человек (о младенце, только научившемся ходить);
зайдите в мои хоромы (приглашение зайти в небольшую квартиру);
люблю как собака палку (о чем-то неприятном);
всю жизнь об этом мечтал! (аналогично);
только об этом и думаю!
кому нужна такая красота (об уродливом)?


Ирония  — это скрытое осуждение под видом похвалы. Как прием она часто используется в быту и художественной литературе. Пара примеров:

 

А.С. Пушкин пишет, осуждая глупость высшего света Петербурга:

Тут был, однако, цвет столицы,
И знать, и моды образцы,
Везде встречаемые лицы,
Необходимые глупцы.

 

Знаменитый баснописец Крылов иронично утверждает противоположное тому, что думают об его персонаже: 


— Отколе, умная, бредешь ты, голова? —
Лисица, встретяся с Ослом, его спросила.

или
Ты всё пела? Это — дело, — так пойди же попляши.

говорит Муравей Стрекозе, считая в действительности пение бездельем.  

  
Когда мы читаем в литературе примеры иронии — это смешно. Писатели и поэты помогают нам с ее помощью выявить человеческие недостатки, чтобы можно было их устранить. Это умно. А когда вы встречаете иронию в быту?  

Психоаналитики иронию рассматривают как агрессию.  Если я завидую высоким профессиональным успехам, уму, должности или деньгам человека, не могу этого сама добиться, мне на самом деле хочется его поколотить, или обругать грубо. А я могу это сделать? Нет. Или общество осудит, или муки моей больной совести. Да и велика вероятность получить в ответ. Ирония же дает возможность отреагировать агрессию в социально приемлемой форме. Драка переносится в сферу интеллекта, где такие игры допустимы, более того, даже поощряются; и участие в них — есть свидетельство высокого интеллекта.  

Я разделяю два варианта иронии как психологической защиты. Первое:  

Нарочитый индивидуальный юмор в ситуации с человеком, направленный на демонстрацию собственного остроумия, за счет принижения и высмеивания личностных качеств и недостатков другого.  

Давайте сначала рассмотрим вред, который ирония наносит тому, над кем вы иронизируете.

Например, одна сверхинтеллектуальная мама сделала хорошую карьеру: стала успешным директором школы и уважаемым человеком в городе. Но воспитала беспомощную дочь, психологически зависимую от нее. И в быту постоянно над нею же и иронизировала. Так, когда взрослая дочь 40 лет выполняла какую-то просьбу своей уже старой матери, и та ее похвалила, дочь, набиваясь на дальнейшую похвалу от матери, кокетничала: «Да, я молодец! Это я с первого взгляда только кажусь дурой». Как надо ответить близкому человеку? «Конечно, доченька, ты умная. И мне дурой ты не кажешься». Мать же отвечала так: «Да, ты права. На первый взгляд ты кажешься дурой, а на второй в этом убеждаешься окончательно». И это при гостях и при ее собственном ребенке. Все хохочут! Пожилая мать продемонстировала остроумие. Она как всегда на высоте. Что отвечает ей дочка? Она смеется со всеми, восхищаясь остроумием своей мамочки. А что ей еще остается? Ведь она боится любого ее неодобрения.  

Или еще пример из этой же семьи. С выросшей дочерью всю жизнь случались всякие ЧП. Она ломала ноги, руки, ударялась головой и пр. И когда с нею в очередной раз была какая травма или ушиб головы, пожилая мать под всеобщий смех произносила: «Катя! Были бы мозги — было бы сотрясение». Что чувствует дочь на самом деле? Не думаю, что доброе. Хотя в свое сознание ненависть к матери она никогда не допускала, но вырывалась она в грандиозных скандалах между ними. Потом эта дочь неосознанно наказывала мать после «удачных» ее шуток через день-неделю. Постоянно обижалась на нее по мелочам, придиралась к словам, спрашивала любого мнения по ерунде, держа тем самым в сильном напряжении. От этого следовали взрывы от матери, со взаимными упреками, криками, битьем чашек, оскорблений матом и т. д. И это все от людей с высшим образованием, педагогов. Взаимная ненависть обеих была так ярка, что они не могли удержаться от скандалов и в общественных местах. Одной тогда было 50, а второй 75. Самое большое наказание этой матери за ее иронию, которую она практиковала с раннего детства своей дочери — что дочь выросла несчастной, больной и беспомощной.

Итак, что чувствует тот, над кем иронизируют?

 

Обиду, гнев, оскорбление. Всякая ирония в твой собственный адрес наказуема. Бессознательное не прощает ничего. Ирония — это смертельная обида, и наказание за нее может быть более жестоким, чем за прямую агрессию. Если обиженный вам, иронику, гневно отвечает, вы легко отделались и быстро. Если же он сконфуженно умолк — ждите беды в будущем, может быть далеком, когда вы и думать не будете как связать эти факты.  А пока способа наказания обиженный не придумал — он жует себя, не спит, думает о несправедливости мира, или, в свою очередь, вымещает свою обиду на тех, кто слабее его. Пошел порочный круг.

А что будет, если же обиженный, над кем зло поиронизировали, недолго думая, резко ответил? Чаще всего от своего обидчика он услышит: «Ты что, шуток не понимаешь?». И ему придется выбирать между необходимостью ответить на оскорбление или отсутствием юмора. А с чем большинство связывает отсутствие чувства юмора? Верно, с отсутствием ума. Вдумаемся в этимологию слова остроумие: острый ум. Поддавшись обиде, человек признает отсутствие ума. И тогда, он скривившись, смеется над своей болью, и страдает наедине, когда все разойдутся. У вас так было?

Как глубоки эти обиды? Быстро ли они проходят?  

Участников нашей группы по карьере, в возрасте от 20 до 60, занимающих различные должности, зарабатывающих хорошие деньги, занимающихся своей психологией кто год, кто десять, я попросила привести примеры иронии, которую они помнят до сих пор. Послушайте их примеры:

В детстве надо мной иронизировала моя мама вместе с моей сестрой. Они просто начинали надо мной ржать или что-то ехидно между собой про меня обсуждали, компанейски улыбаясь друг другу и посматривая на меня. У меня всегда в эти моменты выступали слезы от обиды, ответить я ничего не могла. А они видя мои слезы начинали вместе говорить: «Фуу, Динка шуток не понимает! Шуток не понимает». Ой, пишу сейчас это и аж противно становится...

За эту шутку в школе обидно мне было сильно... Где-то в 8-9 классе учительница по литературе Людмила Викторовна дала нашему классу задание написать сочинение на тему «Герой нашего времени». Я, видимо, не правильно понял её и написал сочинение про Александра Блока, что он является героем своего времени или что то в этом роде.. Когда пришёл день сдачи этого сочинения все ребята по очереди зачитывали свое сочинение. Все читали про актёров, мам, пап, братьев или других людей которых они считали героями. Я был прогульщиком и троечником, но тут мне захотелось выполнить это задание и вот, я просидел весь вечер над этим сочинением. Никогда я так в школьное время не делал домашние задания, а в тот ращз я выложился. Я ждал похвалы и признания! Ведь я чуть ли не впервые так старался. Но, когда дошла очередь до меня, я начал читать и услышал «хихиканье» со всех сторон.. Я поднял голову и спросил у всех: «Чего вы ржёте?» И тут все просто со стульев начали падать от смеха. Учительница произнесла фразу: «Ну вот, Иванов,  ты снова летаешь в облаках», все продолжали смеяться. А мне так было обидно и с тех пор я специально не выполнял домашние задания по литературе. Тогда я ничего не ответил а сильно ударил ладошкой по парте так что все вместе с учительницей подпрыгнули от неожиданности, и произнёс почти криком: «Я не понял задание!!!» Она приложила руку к груди и с испуганными глазами ответила: «Не понял ну и ладно».

Помню был маленький, и плачу. Отец на интонации удивления спрашивал: «Это что? Слёзки?» несколько раз. Я начинал смеяться, потому что стыдно плакать.

В детстве носил очки с пружинистыми стёжками за уши, чтобы не спадали. Меня задолбали в школе: «очкарик - в жопе шарик!». Когда вырос по достоинству оценил очки. Гениальная конструкция, они совершенно не спадают!

А у меня в детстве папа подначивал на тему сборов. Когда мне было года два-три, родители собирали меня к бабушке. И говорили также мне собраться самому. По рассказам папы, я оделся, обулся, положил свой горшок в авоську и ходил по комнате с горшком за спиной. И папа всегда над этим смеялся. А у меня всегда было пакостные чувства при этом.

Мама и старшая сестра подсмеивались надо мной, а когда я на них обижалась, то продолжали смеяться над тем, как я «глупо обижаюсь», ведь они смеются «по-доброму», а я «маленькая и глупенькая», раз обижаюсь и злюсь, то лишний раз подтверждаю это. Я не знала куда деваться.

Как вы думаете, когда человек помнить обиды 20-40 летней давности, это отнимает у него силы? Конечно.  А легко ли с таким грузом строить карьеру или личную жизнь? Нет. Ведь подобные люди будут встречаться и дальше. И надо обязательно научиться реагировать так, чтобы над вами больше шутить не хотелось.

Наши варианты реакции из двух частей:

1. Победить ироника

Сократ говорил: «Или меня это не касается, или поделом!». Идиотов в жизни много, стоит ли на каждого обижаться? Но, чтобы появились силы подумать, почему вы обижаетесь на эти слова, первым делом стоит победить ироника! А наилучший способ, которым можно победить, по моему мнению, это техника психологического айкидо Михаила Литвака.

Итак, первым делом вам надо научиться перестать понимать «шутки и юмор»! И начать понимать все буквально. Тогда вас не смогут подловить на банальщину: «Что ты шуток не понимаешь?» — «Нет, не понимаю. Я дурак». Конечно, вас будут какое-то время считать идиотом, а потом найдут другую жертву, ведь иронизировать над тем, кто не понимает шуток — скучно.  

Потом, когда вы освоите это упражнение, его можно усложнить. Например, вместо того, чтобы дуться, или бросаться с кулаками на одноклассника, который кричит: «Очкарик — в жопе шарик!», лучше самортизировать: «Точно! Я очкарик. И видимо у меня в жопе шарик. Я правда не замечал у себя в жопе шарика, но не могу же я подумать, что ты дурак или идиот? И просто так станешь говорить ерунду? Раз ты сказал что у меня в жопе шарик — значит он там есть! Ведь ты умный человек. Буду искать шарик в своей жопе. А вообще, мне повезло: ты, умный, не очкарик, и без шарика в жопе, вынужден общаться со мною, очкариком, с шариком в жопе, который еще и не замечает шарик в жопе! А значит я скоро избавлюсь от своих недостатков благодаря общению с тобой, умным, и без шарика в жопе. Поэтому у меня к тебе просьба: если ты еще увидишь у меня недостатки, помимо шарика в жопе — критикуй как можно сильнее! И если можно — письменно. Тогда я быстрее от них избавлюсь и даже превзойду по уму и тебя».

А, если в сам момент вы волнуетесь или теряетесь, еще лучше этот ответ отдать иронику в письме! Это будет называться отставленная амортизация. Дорогие жертвы ироничных людей! Пожалуйста, не ищите своей трусости оправданий! Что дело было 20 лет назад, и что давно забыто, и что вас не поймут и т. д. Задача не добиться чтобы вас поняли! Задача научиться отвечать подобным людям по жизни! Иначе, все тайные и неосознаваемые ваши собственные обиды, как говорит Фрейд, рано или поздно станет истерикой.   

Как вы думаете, после такого культурного ответа, где вы ни словом не оскорбили обидчика сами, а только 50 раз повторили его оскорбления в свой адрес, иронику захочется дальше над вами иронизировать? А какие у вас самого будут эмоции? Конечно, радости! И она прибавит вам сил на самоанализ и избавление от обидчивости. Что вообще-то главное.  

2. Теперь второй этап — перестать обижаться. Лучше его проходить под надзором психолога, которому вы доверяете. Но кое-что можно сделать и самому.  

Попробуйте ответить себе на вопросы:

«Почему я так сильно обиделся?»,
«Что во мне так сильно обиделось, что во мне задето?»,  
«Именно над этим ли, что меня обидело, иронизировали мои обидчики?».  

Не обязательно быстро ответить. Подумайте. Ну и потом лучше, как я говорила, проконсультироваться о причинах своей обидчивости с психологом или тренером, которому вы доверяете.

Ну а теперь информация для самих ироников, то есть тех, кто иронизирует сам

Вы узнали себя в описанных обидчиках? Приведу еще пару примеров наших участников групп по карьере уже от лица ироников:

А я как подшучивал! Ууу... Нарисовать мелом на стуле, чтобы человек сел в черном костюме, положить кнопку, завязать рюкзак на стуле, портфель спрятать. Самое фееричное, что запомнилось: в одном из классов были стулья с небольшой впадиной в середине. Я придумал налить туда воды. Одноклассник сел. Еще я любил с места комментировать. А учителя злились. В общем привлекал к себе внимание очень и очень сильно. Зачем это было мне нужно?
Еще эпизод — у меня были «шикарные» отношения с учительницей по физике — я совсем не понимал как она объясняет. Она периодически спрашивала «всем понятно?». Я честно отвечал «мне не понятно». А она: «тебе всегда не понятно». Так мне обидно стало! Хочется ее найти, встретиться и постучать ей по голове моей защищенной диссертацией! Над ней потом я подшучивал особо жестко. Мы сидели на первой парте. Учительница что-то объясняла и часто проходила между стеной и партой. Мы с товарищем после каждого ее прохода чуть-чуть придвигали парту к стене. Сначала она стала проходить с трудом, потом протискивалась. А в один прекрасный момент не смогла пройти — было слишком узко. И тут она взорвалась!

Я сам в 8 классе помню однокласснику придумал обидное прозвище.  Думал таким образом отвлечь насмешки от себя. В итоге над нами обоими насмехались.

Я помню подшучивал над парнем на работе, называл его «оранусом» от слов «ор» и «анус», короче «ротожопа». И он мне ответил: «А давай я тебя буду при всех называть Виннипух?», т.к. я был полным. Я ответил, что будет классно и я буду отвечать «привет, Пятачёк», и все будут смеяться. Он не называл меня Виннипухом, я его тоже перестал называть оранусом. Я запомнил этот пример и использую, когда кто-то примеряет на мне кличку.

Так зачем же ироничным людям надо оттачивать свое остроумие на других? В таких случаях юмор и ирония становится формой самоутверждения. Нередко последней пользуются люди с блестящим и живым умом. Они легко и отлично учатся. Живой юмор делает их душою общества и компенсирует их не всегда блестящие внешние данные. Они не концентрируют все усилия на приобретении профессии. В компании они вызывают обиду у тех, над кем подшучивают. Это про них сказано: «Ради красного словца не пожалеют и отца». У таких людей много не столько врагов, сколько недоброжелателей, которые используют их шутки в других местах. Но главное, в процессе дальнейшей жизни они отстают от тех, над кем подшучивали, не могут достигнуть той цели, которая вызвала бы успокоение в душе. И постепенно они становятся повышенно тревожными и озлобленными. Нередко подшучивание над другими является у них единственным способом самоутверждения. На эту форму защиты в свое время обратил внимание Ф. Ницше: «Ирония уместна лишь как педагогическое средство в общении учителя с учениками. В других случаях ирония — это бесчинство. Кроме того, привычка к иронии портит характер, она постепенно придает ему черту злорадного превосходства: под конец начинаешь походить на злую собаку, которая, кусаясь, научилась к тому же смеяться». Из-за иронии поплатился жизнью гений Лермонтов.

Психологически ирония переживается как перемена в переживании ситуации с минуса на плюс. Тревога сменилась уверенностью, враждебность — снисходительностью. Она превращает то, что для меня ужасно, страшно, непереносимо, враждебно, тревожно, в противоположное. Посредством иронии я выхожу из этой цепкой, липкой схваченной тревогой ситуацией. Эту спасительную и освобождающую функцию иронии очень точно выразил Вольтер: «Что сделалось смешным, не может быть опасным».

Именно иронию использовал Михаил Литвак при приеме суперамортизации, когда надо защититься от нападающего на вас. И сам говорит об этом: «Похвала, возведенная в степень, превращается в насмешку». Возможно, теперь понятна действенность, и вместе с тем и опасность суперамортизации. Она так болезненна, что тот, кто нарвался на нее, от бессилия может на вас наброситься с кулаками.  

Приведу анекдот с суперамортизацией (или острой иронией):

В переполненном трамвае интеллигент пробирается в выходу и вежливо спрашивает каждого: «Разрешите пройти? … Пропустите пожалуйста». Один здоровенный верзила усмехается: «Что? Интеллигентишка выискался?». Тот снимает очки, смотрит на него внимательно: «Ну что вы! Я такое же быдло как и вы». Смешно, не так ли? Но лично я не решилась бы так самортизировать подобному типу в трамвае. Таким образом ведь и Сократа колотили на улицах, ибо ответить в его стиле никому не удавалось.  

А вот свежий пример из моей практики. Я консультировала по карьере молодого мужчину 35 лет. Он жаловался что сейчас, устроившись работать в крутую брендовую компанию, никак не может сдвинуться с рядовой должности на руководящую уже более 5 лет. За плечами высшее  образование, незащищенная кандидатская, банкротство при попытке построения собственного бизнеса. Выяснилось, что ирония — основной инструмент его общения. А самая опасная ирония в адрес кого? Конечно начальника! Он вспомнил примеры иронии в адрес нескольких руководителей, что в итоге на 7 лет притормозило любые дела, за которые он брался.

Ирония, как форма защиты, распространена в компаниях нашей молодежи и кажется весьма безобидной, но, как и все формы защиты, она весьма энергоемка и отвлекает от поставленных целей, ибо, как алкоголь и наркотик, быстро дает насмешнику наслаждение. Больше пользы она приносит тому, над кем шутят: он начинает думать. Шутник его как бы шлифует.  

Не бывает ли у вас таких моментов когда вы иронизируете над другими?

Как избавиться от иронии тому, кто иронизирует сам?

Психоанализ. Подумать, откуда появилась в вашей биографии потребность иронизировать? Лучше с помощью специалиста, которому доверяете. Но начните с того что спросите себя: «Отчего, я так зло иронизирую?». Вернитесь к истокам вашей ироничности. Чаще всего она взращивалась и получала подкрепление, когда ее одобряли, когда вы оказывались в центре внимания. Особо благодатен для культивирования злой и беспощадной иронии подростковый период.  


Заменить на самоиронию. Тем, кто всерьез решил покончить с иронией над другими, и не хочет отказаться от применения своего остро отточенного оружия, можно рекомендовать подшучивать над собой. Лучше уж шлифовать себя, чем другого, да и безопаснее. И заодно, можно приобрести и дополнительные бонусы — ведь самоирония может быть предваряющей критикой. Критикуя, иронизируя над самим собой, я отнимаю хлеб у другого. Я удерживаю ситуацию в своих руках. Это та самая профилактическая амортизация, в терминах Михаила Литвака.

Пример самоиронии. Моей знакомой 80 лет. 10 лет назад ей по поводу рака удалили желудок, потом поджелудочную, потом еще кучу прочих органов. Она после реанимации, абсолютно слабая, открыла один глаз и сказала дочери: «Я буду жить!». И выжила, сумев со всеми вырезанными органами, насколько это возможно, адаптировать свой образ жизни и получать от него удовольствие. И она сейчас шутит так: «Я удивляюсь — сколько лишних органов у людей! Я и без них ведь неплохо живу». А на тему своего склероза она иронизирует так: «В нашей библиотеке в соседнем доме мало книг. Но для меня этот недостаток исправляет мой склероз — каждые 3 месяца я их могу читать как новые!»

Ну а теперь, про второй вариант иронии, как психологической защиты

Нарочитый массовый — по отношению к власти, социальному строю, отличительным особенностям пола, расы, национальности, социальной прослойки, идущий с экранов СМИ, или в виде подпольных кухонных анекдотов. Вы слышали анекдоты про Ленина, Сталина? Ну конечно! Например:

Под одеялом лежат Владимир Ильич и Надежда Константиновна, и никак не могут уснуть. Ленин уговаривает Крупскую:
— Наденька, ну пожалуйста...
— Нет, Володенька, не сегодня, не проси.
— Ну Наденька, ну один разочек...
— Нет, Володенька, соседи за стеной услышат...
— Наденька, не услышат, мы тихонечко...
— Ну, ладно, Володенька, если тихонечко и разочек — давай!  
И Ленин с Крупской тихо из под одеяла затянули любимую революционную песню: «Вихри враждебные воют над нами, темные силы нас грозно гнетут.

Анекдоты про великих диктаторов и тиранов снимали сильный внутренний гнет у угнетенных, делая тех, над кем смеются, не такими страшными. Как в примере юмора в случае сложной жизненной ситуации. То что смешно — уже не так страшно. Это своеобразная форма протеста против власти.

Стоит ли рассказывать, чем могли закончиться подобные анекдоты, особенно во времена правления Сталина? Поэтому люди их рассказывали тайком на своих кухнях, с приговоркой: «Одна сволочь рассказала», и при этом, несмотря на предосторожности, продолжали бояться, что утром может после этих шуток за ними приехать черный воронок.   

Ну, а анекдотов про Путина лично я не слышала. Что говорит об эффективности власти и всенародной любви к нему. Ведь у нас — самый лучший президент! Верно?

Об авторе
Виктория Чердакова
Ведущий тренер CROSS, писатель.