Мероприятия
Библиотека
Библиотека Клуба КРОСС
Авторские статьи, методики, видеоуроки, рекомендации
28.08.2015
6 347
Формирование самооценки

Формирование самооценки

Дай Бог здоровья тому человеку, который придумал ходунки. Честное слово гениальное изобретение. Ребенок везде ходит, а достать ничего не может. Засунул ребенка в ходунки и ладушки. И ему хорошо, он может передвигаться, изучать квартиру, переходить из комнаты в комнату. А набедокурить, схватить что-то, что хватать нельзя не может. Упасть не может.Родители могут спокойно заниматься своими делами. При этом ребенок вроде тоже как-то занят. В общем, изобретение что надо. Именно прыгунки, ходунки, манежики и прочие полезные приспособления помогают спокойно пройти первый этап воспитательного процесса.

Ведь на первом этапе ребенок маленький. Он еще ничего не понимает, а управлять им нужно. И тут на помощь приходят механические средства. Поставил в манежик и занимайся своими делами какое-то время.Правда этот период быстро заканчивается. Ребенок начинает ходить. Если раньше он был практически беспомощным и всецело зависел от родителей, то теперь у ребенка появилась определенная степень автономии. Да, она не большая.

Но элементарная автономия, когда ребенок может пойти туда, куда ему хочется, а не куда хотят родители, эта автономия появляется. Как назло ребенок начинает идти как раз туда, куда родители не хотят. И вообще по мере взросления автономности становится все больше. Соответственно становится все больше действий, которые категорически не устраивают родителей.

Механические средства управления, которые помогали управлять ребенком на первом этапе, уже не работают. А стремление управлять ребенком со стороны родителей не ослабевает. И родителям приходится придумывать новые рычаги управления ребенком. Родители формируют у ребенка психологические рычаги управления, дергая за которые они могут управлять своим чадом. И самым распространенным рычагом является условная любовь.

Условная и безусловная любовь

Мальчику на вид было два с половиной года. Ну может три. Но не больше. Он стоял посередине песочницы, заполненной детьми, и отчаянно плакал.

Плакал так, как будто в жизни случилось что-то страшное и непоправимое. Наверное, с его точки зрения действительно случилось что-то страшное, но окружающие взрослые считали, что страшного ничего не произошло.

Подумаешь, из песочницы ушел соседский мальчик и забрал машинку. Это же его машинка. Он ее и забрал. Он же дал тебе поиграться. Не надо делать из этого трагедию. Под оглушительное завывание сына, мама начала объяснять, что это машина Паши, что он ее унес. Но у тебя есть своя машинка, которая даже симпатичнее. Вот и играй ею. А в следующий раз Паша придет и даст тебе поиграть своей машинкой. На успокоительно-разъяснительную беседу мамы ребенок отреагировал еще большим воем.

Видя безуспешность попыток молодой мамы остановить плачь ребенка, в разговор решает вступить ветеран воспитательного фронта - бабушка, которая гуляла с внучкой.

- Ай-ай-ай. Как не стыдно. Большой мальчик, а плачет как девочка. Посмотри девочки не плачут, а ты плачешь. Тебя как зовут?

- Юра, - сквозь, плачь, сопли и слезы очень невнятно произносит мальчик.

- А я думала Юля. Ты наверное девочка, раз так плачешь, - развивает успех добрая бабушка.

Мальчик несколько сбавляет интенсивность плача. Молодая мама, сначала пребывавшая в растерянности, от такой неожиданной помощи, тоже подключилась:

- Вот видишь, тебя уже за девочку принимают.

В разговор вмешивается еще одна бабулька: - А давайте ему косички завяжем и бантики. И тогда пусть плачет сколько угодно.

Малыш не ожидал такого напора со стороны взрослых. Он прекратил плакать и теперь молча смотрел на мать, часто всхлипывая до икоты. Он ждал от матери поддержки, но мама полностью переметнулась на сторону «опытных» воспитателей. Она с осуждением смотрела на сына, сопровождая одобрительными кивками реплики бабулек. Бабульки в свою очередь вошли в раж. Видя, что тактика приносит свои плоды, одна из них решает закрепить успех:

- Вот будешь плакать мама скажет зачем мне нужен такой плакса и возьмет себе другого мальчика, который не плачет.

Малыш замолчал и уставился на мать. На его лице отобразилась смесь страха и немого вопроса, обращенного к матери:

- Мама. Это правда?

- Правда. Немым кивком ответила мать.

Видя, что тактика бабушек сработала и ребенок перестал плакать она сказала: - Юра. Пошли домой.

Мило распрощалась с довольными собой старушками и ушла вместе с ребенком с площадки. Бабульки посидели еще пять минут, потом забрали своих внучек и отправились по домам. Песочница опустела. Все ушли на обеденный сон, и уже ничего не напоминало о незначительном инциденте с плачем маленького мальчика. Как будто бы и не было этого эпизода. Как будто он прошел для всех бесследно. Подумаешь, две старушки помогли молодой неопытной маме успокоить ребенка.

Даже маленький Юра через несколько дней скорее всего не вспомнит этот эпизод. Но подсознательно он навсегда может остаться в его жизни и во многом определить его дальнейшую судьбу. Конечно, этот эпизод может и не повлиять на его судьбу. Просто в реальной жизни дело не ограничивается единичным эпизодом. Обычно подобные воздействия носят повторяются характер и ребенок вынужден делать соответствующие выводы.

Чего хочет маленький ребенок? Он хочет любви. Он хочет родительской любви. Он хочет приятия. Он хочет знать, что родители его принимают, что они рады его видеть. Для ребенка родительская любовь жизненно важна, потому что он не может прожить самостоятельно. Соответственно его жизнь зависит от родителей. И если он чувствует родительскую любовь, то для него это фактически означает разрешение жить. Родительская любовь она не однозначна.

Можно выделить два типа родительской любви: любовь безусловную и любовь условную.

Мы говорим о безусловной любви тогда, когда я люблю своего ребенка безусловно, то есть без условий. Просто так. Просто за то что он есть. За то, что он мой. Без всяких условий. И что бы он ни сделал, я его все равно люблю. Это очень важно, особенно в раннем возрасте.

Но мы говорили, что родителям нужны рычаги, для управления ребенком. И самые простые рычаги создаются с помощью условной любви.

При этом используется механизм плохой-хороший. То есть если ты делаешь, то, что я от тебя хочу и требую, то ты хороший. Я тебя принимаю, я тебя люблю, я о тебе буду заботиться. Если ты делаешь что-то не так как я хочу, то ты плохой. А такого плохого я не люблю и о таком плохом я заботиться не буду.

Условная любовь приводит к формированию такого механизма, когда человек начинает смешивать свои поступки и свою личность. И именно этот механизм лежит в основе формирования нестабильной самооценки. Когда я свою неудачу ассоциирую со своей личностью. То есть у меня неудача, значит я неудачник.

В случае с песочницей может ребенок может сделать вывод, что когда он плачет он плохой. Когда он плачет, мама может отказаться от него. И в программе может быть записано, что плачут только девчонки. Если я плачу, а в дальнейшем, если я показываю свою слабость, то я плохой. А плохого меня не будут любить. Плохой я никому не нужен.

Часто спрашивают: «А что в безусловной любви ребенок делает то, что хочет. Так он на голову сядет».

Конечно сядет. Безусловная любовь не подразумевает вседозволенность ребенка. Она подразумевает то, что мы не смешиваем личность ребенка с его поступками. Он может сделать какой-то плохой поступок, но ведь это не значит, что он плохой. Мы можем и поругать и наказать ребенка. Но мы не говорим о том, что мы тебя такого не любим. Мы тебя любим всегда. И даже, если мы применяем наказание, то это не значит, что мы тебя не любим. Ребенок чувствует любовь, а не ненависть со стороны родителей.

При условной любви происходит смешивание личности и поступков. Фактически родители выставляют ребенку перечень условий, на которых они его будут любить. Не соблюдение этого перечня должно приводить ребенка к мысли, что он плохой и такой он родителям не нужен.

Например, часто можно видеть установку, которую передают родители: радуй родителей.

То есть в подсознании записано примерно следующее: «Ты можешь считать себя хорошим только в том случае, если ты радуешь родителей». Если ты делаешь, то, что радует родителей, то ты можешь считать себя хорошим. Если ты делаешь что-то что родителей не радует, то ты плохой.

А как ребенку проще всего радовать родителей. Очень простой способ, с помощью учебы. Поэтому большая часть, но не все, отличников, это люди, которые получили условную любовь и реализуют установку «Радуй родителей». И часто так бывает, что ничего путного в жизни из отличников не получается.

Золотая медаль в школе, красный диплом в институте, а потом ничего существенного. К «синдрому отличника» мы еще вернемся.

Теперь вернемся к нестабильной самооценке. Человек сталкивается с неудачей и ощущает себя плохим. Очевидно, это происходит, потому что родители давали условие, ты нужен нам только тогда когда у тебя успех. Мы не хотим видеть своего ребенка неудачником. И вот он сталкивается с неудачей уже взрослым и запускается программа, где записано, что неудачник никому не нужен. Ты плохой. А пока ты плохой тебя любить никто не будет. И вообще, зачем тебе жить.

Какие способы передачи условной любви от родителей

Один из механизмов, это частые сравнения с другими людьми: «Посмотри на Петю. Упал и не плачет». «Посмотри, какой Саша молодец, пять раз подтягивается. А ты как сосиска на турнике». «Вот Толик всегда маме помогает». В особо тяжелых случаях постоянные сравнения в детстве приводит к тому, что ребенок делает вывод: «Такой, какой я есть я родителям не нужен. Лучше я буду таким как...». В итоге формируется очень тяжелая программа.

Человек считает, что такой, какой он есть, он никому не нужен. Поэтому, он надевает маску, или постоянно подражает кому-то, кто на его взгляд более достоин родительской любви. Постоянное сравнение себя с другими остается с человеком на всю жизнь и приводит к созданию внутренней классификации людей, которую мы разбирали.

Второй механизм условной любви - оценочные, часто уничижительные высказывания. Ребенок долго одевается в садике - Ты у меня такая медлительная, капуша. Посадил пятно на рубашку - свинья, грязнуля. Не может решить пример из математики - тупой, идиот. Идет постоянная оценка действий ребенка. Причем все это произносится с ненавистью. Если ребенок медленно одевается, то его можно поторопить, не давая при этом оценок его личности.

Ребенок фактически лишается возможности сам оценивать свои действия. Он не может сказать хорошо или плохо он поступил до тех пор, пока его не оценят родители. И таким образом формируется зависимость от оценок окружающих людей. Формирование чувства вины, так же является одним из последствий условной любви.

До каких пор родители ругают ребенка. До тех пор, пока он не почувствует себя виноватым. Родители должны увидеть чувство вины на лице ребенка. Только после этого они успокаиваются: «Из-за тебя мама опоздает на работу». «Мне из-за тебя стыдно ходить в школу». «Мать весь день готовила, а он есть не хочет». «Ты своим поведением просто меня в могилу загоняешь». Люди, уже будучи взрослыми сохраняют чувство вины.

Работать с чувством вины потом очень тяжело. А еще человек с чувством вины подвержен манипулятивному воздействию. Послушайте, как многие родители разговаривают со своими детьми. Понятно, что они часто сами не понимают, что они делают. Все хотят добра своему ребенку. А в итоге этому ребенку приходится бороться с самим собой во взрослой жизни.

Давая ребенку условную любовь, родители формируют у него нестабильную самооценку, следствием которой могут являться, страх неудачи, отсутствие цели, зависимость от мнения и желания других людей, чувство вины.

Презумпция хорошести

Несколько лет назад мы на семейном совете решили, что хватит жене сидеть дома. Пора заняться делом. Старшая дочка уже ходила в садик, а для младшего мы взяли няню. У жены появилось желание и свободное время, чтобы заняться тем, что ей нравится.

Мы начали работать над организацией магазинов женской одежды или как сейчас модно говорить бутиков. В магазинах представлены дизайнерские марки одежды, которые стоили мягко говоря не дешево. Соответственно и основная часть покупательниц были люди состоятельные, которые привыкли к хорошему обслуживанию. В бутиках люди покупают не вещи. Они покупают эмоции. Большая часть покупательниц регулярно ездили за границу и привыкли к хорошему европейскому сервису. Поэтому мы четко понимали, что обслуживание в нашем магазине должно быть лучше, чем то, к которому привыкли наши покупательницы.

Безусловно, на эмоциональную составляющую покупки влияет и сама одежда, которая представлена в магазине, и концепция самого магазина, и небольшие, но важные атрибуты сервиса в виде кофе машины, конфет, коньяка и прочих маленьких радостей жизни. Но все же основную роль в создании позитивной атмосферы в магазине играет персонал. Его отношение к покупателю, его доброжелательность, готовность помочь, его позитив. Я думаю, многие бывали в магазинах, где превосходный дизайн, представлена хорошая продукция. Но при этом персонал при входе тебя оценивает. И если ты не попадаешь в их классификацию потенциальных покупателей, то тебя не удостоят даже приветствия.

Когда мы отбирали персонал для своего магазина, то на собеседовании, одна из кандидаток, рассказала о внутренней классификации, по которой они делили посетителей магазина. Классификация была не затейливой и состояла из двух пунктов.

Первую категорию клиентов они называли «чебурашки». Это клиенты, которые по внешнему виду не укладывались в представления продавцов о том, как должен был выглядеть состоятельный человек, который может себе позволить дорогую одежду. К «чебурашкам» персонал относился с высока, не утруждая себя. Дескать, куда же это Вы со свиным рылом в калачный ряд.

Как только заходил клиент, который по внешнему виду «тянул» на реального покупателя, то с персоналом происходила метаморфоза. На лицах появлялись услужливые улыбки. Они начинали суетиться возле клиента, стараясь всячески ему услужить. Естественно мы не хотели, чтобы в наших магазинах персонал делил покупателей на «чебурашек» и прочую живность. Поэтому к вопросу отбора персонала мы подошли очень тщательно.

Кандидатов, которые делили покупателей на «чебурашек» и нормальных мы сразу отсеивали. Мы провели сотни собеседований и с громадным трудом отобрали тех продавцов, которые могли осуществить наши задумки. Они имели опыт работы в магазинах с более дешевой одеждой. Соответственно с состоятельными покупателями продавцы раньше не сталкивались. И наверное это во многом привело к тому, что вначале работы мы столкнулись с определенными сложностями.

Первое время при общении с состоятельной клиентурой чувствовалась скованность персонала. Чувствовалось, что они ставят себя ниже клиента, что приводило к некоторой робости в общении. Стало понятно, что ситуацию нужно менять, потому что тяжело покупать у человека, который зажат, ведет себя неуверенно, говорит неуверенно. Поэтому мы сразу сделали общее собрание, которое и было посвящено выстраиванию отношений с покупателями. Мы объяснили, что не нужно ставить покупателя выше себя. Тем более, что подавляющее большинство покупателей вели себя крайне корректно и не пытались возвыситься над продавцом.

Да у наших покупателей больше денег, чем у продавцов. Но это не говорит о том, что они лучше или хуже Вас. Просто у них больше денег, они на сегодняшний день добились большего от жизни, но это не делает их лучше Вас, а Вас это не делает хуже них. Вы одинаковые. Разница только в количестве денег. Человек с нестабильной самооценкой постоянно связывает личность и поступки.

Успех и одобрение - значит я хороший. Неудача и осуждение - значит я плохой. Люди с нестабильной самооценкой всеми силами стремятся изменить свое место в своей же внутренней классификации людей. Это повышает их самооценку. Поэтому они стремятся, чтобы как можно больше было людей, которых я ставлю ниже себя и как можно меньше людей, которых я ставлю выше себя.

Фактически, все действия человека, его стремление добиться успеха в жизни являются компенсацией внутреннего комплекса неполноценности. Стремление доказать себе и другим, что он успешный, состоявшийся, что он лучше. Вы спросите, а чего здесь плохого. Ведь человек за счет достижений поднимается на верх. Ну и действительно. А чего плохого.

В свое время, еще в советские времена был такой анекдот. У Л.И. Брежнева иностранные журналисты берут интервью. И один журналист спрашивает: «Скажите Леонид Ильич, почему при переходе от социализма к коммунизму жрать нечего». На что Брежнев спокойно отвечает: «А в дороге никто кормить и не обещал».

Сейчас объясню, почему я вспомнил этот анекдот. Мы уже говорили о том, что у человека в жизни есть два пути: идти к богатству или бежать от бедности.

Это принципиально два разных пути. Потому что, когда я иду к богатству, то значит, я иду к чему-то хорошему. А если я убегаю от бедности, значит, я убегаю от чего-то плохого. У человека не так уж много положительных эмоций. И одна из них это эмоция радости.

Но радость бывает разной. Бывает истинная радость - которую человек получает как результат творческой деятельности. А бывает псевдорадость. Почему псевдо? Потому что псевдорадость еще можно назвать облегчением. Псевдорадость возникает тогда, когда просто снимается отрицательное воздействие и уходит отрицательная эмоция.

Например, вы поехали в командировку в другой город и одели новые туфли. Оказалось, что они жмут. Вы страшно натерли ноги. Вечером приходите в гостиницу и снимате туфли. Будет радость? Кончено. Только это именно псевдорадость. Вы не перешли в зону положительных эмоций. Всего лишь ушла отрицательная эмоция. Человек, который идет к богатству живет в зоне положительных эмоций. А человек, бегущий от бедности живет в основном в зоне отрицательных эмоций. Он конечно испытывает и положительные эмоции. Он добивается успеха, какое-то время радуется, а потом сравнивает себя с другими людьми и ему опять становится плохо. Он постоянно с кем-то себя сравнивает, с кем-то соревнуется и поэтому не кормит свою жизнь положительными эмоциями.

В литературе, посвященной самооценке часто дают такие рекомендации: перепишите достижения и читайте их по утрам; улучшайте свои достижения и снова перечитывайте ну и т.д. Так вот, я считаю, что это неправильный путь повышения самооценки. Стремление возвыситься относительно других людей неправильный путь. Это путь компенсации своей неуверенности и не более того. Мы не снимаем причину боли, а лишь принимаем обезболивающее. И собственная неуверенность, которую я смог преодолеть в одной ситуации, обязательно проявит себя в другой.

Фактически человек всю свою жизнь старается доказать что он хороший. Он старается убедить себя и других, что он хороший. И на мой взгляд это неправильно. В юриспруденции есть такое понятие - презумпция невиновности. То есть человек считается невиновным, пока в суде не доказано обратное.

А для человека основной принцип это презумпция хорошести.

То есть я изначально хороший. Я таким родился и я таким живу. И ели я столкнулся с неудачей, то это не делает меня плохим. Я остаюсь хорошим, просто сейчас столкнулся с неудачей.

Если я принял себя, принял презумпцию хорошести, то тогда мне ничего никому не нужно доказывать. Я могу выбирать и идти своим путем. Я могу удовлетворять инстинкт лидерства, реализуя свою индивидуальность, а не доказывать кому-то, что я хороший и не соревнуясь постоянно с другими.

У человека с нестабильной самооценкой совершенно другой подход, который состоит в том, что человек изначально плохой и ему еще нужно доказать, что он хороший. Чем в принципе человек и занимается сам. И того же он требует от окружающих. Люди с нестабильной самооценкой довольно часто добиваются в жизни значительных социальных успехов. Весь вопрос в психологическом комфорте.

Потому что человек живет в зоне отрицательных эмоций, в зоне борьбы, когда постоянно приходится что-то доказывать и себе и окружающим. Поэтому даже добившись значительного социального успеха у человека сохраняется склонность к демонстративности, часто присутствует высокомерие. Ведь он должен продемонстрировать, каким он стал успешным. Как он возвысился над другими. Таких людей всегда видно по поведению, по отношения к окружающим людям.

Несмотря на часто довольно высокий статус, в их поведении сохраняются те же алгоритмы, которые были раньше. Мало что меняется, просто выходит на другой уровень.

Я когда-то проводил тренинги уверенности. Но потом я пришел к выводу, что если работа человека над собой ограничивается исключительно тренингом уверенности, то этого недостаточно. Потому что тренинг уверенности, как и многие психологические приемы, не приводят к обретению уверенности. Они не приводят человека к принятию себя, они не приводят к ощущению внутренней силы. К сожалению, очень много психологических приемов направлены не на то, чтобы человек почувствовал себя сильным и стал сильным. Они скорее направлены на то, чтобы облегчить жизнь слабому.

Но он не становится от этого сильным. Просто ему дают инструмент, прием, оружие, с помощью которого он может отбить от обидчиков. Ему дают автомат. И многие, получив в руки психологический автомат, начинают стрелять из него там где надо и там где не надо. Потому что автомат в руках сильного - к миру. Автомат в руках слабого - к войне. Поэтому первый шаг к внутренним изменениям, первый шаг к развитию состоит в обретении веры в себя, с принятия себя, в уверенности в своей изначальной врожденной хорошести.

В обретении стабильной самооценки. И это фактически первый шаг на пути к успеху.

                                          Узнать подробней о курсе  ⇩⇩⇩ 

Перейти к следующей статье ➯ Механизмы формирования самооценки.Часть 1 

Вернуться к предыдущей статье ➯ Самооценка. Введение 

Об авторе
Борис Литвак
Директор международного тренинг-центра CROSS.