Мероприятия
Библиотека
Библиотека Клуба КРОСС
Авторские статьи, методики, видеоуроки, рекомендации
Пройти курс бесплатно!
06.06.2018
1 202
Треугольник Карпмана

Трагический треугольник судьбы

Нет, сегодня у нас не урок занимательной геометрии. Хотя, если провести параллель, можно увидеть, что у этой точной науки и психологии много точек соприкосновения, а в чем-то они даже пересекаются. Как часто мы используем геометрические фигуры для описания человеческих взаимоотношений? Хождение по кругу — когда не можешь поставить точку и в который раз даешь второй шанс. Любовный треугольник, где третий, как известно, лишний. Трагический треугольник судьбы, или Треугольник Карпмана. Тоже важная фигура, о которой стоит узнать побольше, чтобы никогда в нее не попадать.

Классическую теорию треугольника Стивен Карпман описал еще в статье 1968 года. Это была основополагающая система для трансактного анализа, которую потом перехватил и развил Эрик Берн. В некоторой литературе можно встретить названия «трагический» или «драматический треугольник судьбы». Называют его по-разному. Но суть одна: финал у всех участников, действительно, довольно трагический. Взаимодействие между людьми в злополучном треугольнике происходит по трем его вершинам, каждая из которых имеет свое обозначение и роль. Роли всего три: Спаситель, Жертва и Преследователь. Исполнителю каждой из них присуще желание дополнить себя. Так как для игры нужны еще два партнера, которых игрок начинает искать в окружающем мире.

Треугольник Карпмана можно сравнить с Бермудским треугольником. Когда в него попадаешь, начинаешь пропадать: происходит разлад в отношениях с окружающими, в профессиональной деятельности, приостанавливается личностный рост... Потому что человек попадает в самый центр этого Бермудского треугольника, каждый угол в котором — роль в социуме. По большому счету, весь трагический треугольник судьбы — глобальная позиция жертвенности. Это становится ясно из описания ролей.

Описание ролей

Итак, Жертва. Это человек, который, как он утверждает, ничего не может сделать сам и все время нуждается в помощи. Это одно большое сожаление, опускание рук, переживание чувства вины или обвинение кого-то другого... Одним словом, жертва. И при взгляде на него кто-то захочет его пнуть (как раз Преследователь), а кто-то — спасти и защитить (это Спаситель).  То есть, классическая жертва — человек, который ни за что не отвечает и не может ничего решать.

Второй игрок — Спаситель. Казалось бы, такая благородная роль. Почему он тоже входит в этот треугольник? Ответ прост: ему нужно либо кого-то спасать, либо с кем-то бороться. Это правила игры. Получается, он тоже жертва, так как зависим от своей роли. И игра ему необходима, чтобы почувствовать свою значимость.

Классическому Преследователю нужно непременно кого-то пнуть, на кого-нибудь напасть, в открытую проявить агрессию. Ну а если по каким-то причинам он не может проявить агрессию открыто (к примеру, Спаситель сильнее его), то проявляет скрытую: подтрунивает, обесценивает, отпускает ехидные шутки и игнорирует. Преследователь тоже не несет ответственности, ему важно бороться с кем-то, кого-то обвинять, ущемлять. То есть, играть по правилам. И если мы посмотрим на треугольник в целом , то увидим, что в итоге ни одна из ролей не несет ответственности за свою жизнь. Они нуждаются в каком-то внешнем факторе (человеке, группе людей, даже социальном явлении, коих сейчас много). Вот и получается, что все игроки — жертвы, «рабы лампы».

С чего же начинается игра?

Мы все родом из детства. Из поколения в поколение передаются как хорошие вещи, так и не очень экологичные. И когда-то в одном из поколений механизм игры был запущен. Существенное влияние могут оказывать разные катаклизмы. Если взять нашу страну, то это Первая мировая и Великая Отечественная войны. Когда действительно было и холодно, и голодно. И, закрывая глаза, человек не знал, сможет ли он открыть их в следующий момент. Всё это касалось поколения взрослых и детей, живших в те страшные годы. «Мы несчастные, нам страшно, никто нас не спасет!» — именно такие переживания впоследствии передавались следующим поколенииям. Наверное, каждый в наши дни наблюдал в супермаркетах картину под названием «За несколько дней до Нового года». Десятки, сотни семей с заваленными продуктами тележками еле передвигаются под тяжестью груза. У меня в эти моменты закрадываются мысли,— а не в катакомбы ли они собрались? 

А это как раз то самое ощущение «нас чего-то лишат, всё исчезнет, нужно запастись...», которое досталось в наследство от предыдущих поколений.

Мы рассмотрели глобальные причины. Но есть и локальные, не такие масштабные. Например, когда кто-то в семье, либо не понимая законов, по которым развивается человечество, либо из-за своей слабости, начинает подавлять близких. Чтобы через унижения и оскорбления почувствовать себя сильнее. Соответственно, детьми это все принимается. Потому что для ребенка родитель — это авторитет, он ему верит, даже если чувствует, что что-то не так. Он не может подойти и сказать: «Мама, папа! Вы что творите? Вы почему ругаететесь?», «Мама, зачем ты дуешься на папу который день?», «Папа, почему ты третий день пьешь? Может, хватит уже? Займись работой!». Ребенок просто впитывает то, что видит. Хотя ему неприятно, но это же родители. Значит, так должно быть. И ребенок привыкает к тому, что на него могут нападать. Для него это становится нормой. Возможно, родитель даже учит ребенка, что нужно проявлять агрессию всегда и везде, просто на всякий случай. Сегодня на почте или в очереди в государственной поликлинике можно увидеть классические примеры позиции Преследователя.

Распространенный механизм формирования роли Спасителя, когда ребенок приходит на помощь ссорящимся родителям. А те, в свою очередь, такое поведение своего чада поддерживают и подкрепляют. То есть, пятилетний ребенок, который должен гоняться за девчонками, играть в машинки и лазить по деревьям, в это время решает глобальную проблему: как сделать так, чтобы мама с папой друг друга не убили? Просто в силу возраста он не может понять, что родители живут так не первый год и это их привычная игра. Кто-то из них Преследователь, а кто-то Жертва. Или наоборот. Ведь в классическом треугольнике рано или поздно каждый проигрывает все три роли. 

Ребенок вырастает с какой-то наиболее привычной для него позицией (жертвы, спасителя или преследователя) и начинает искать, где бы применить ее в социуме. Потому что любая роль требует игры.

В модели Якоба Морено есть термин «акциональный голод». Теория гласит, что у любого ребенка есть внутренний позыв к действию. Он видит дерево — ему нужно на него залезть. Он видит песочницу — этот песок ему нужно взять. Видит детей — обязательно нужно с ними повзаимодействовать. Это стремление, «голод по действию» остается и у взрослого, вопрос в том, куда он будет направлен.

Также любая роль требует развития. Мы не можем читать одну и ту же книгу. Нас не могут несколько раз подряд оставлять на второй год в восьмом классе. Нам нужны обновления, изменения. Мы постоянно хотим чего-то большего. Чем бы мы ни занимались, мы будем усложнять процесс, становиться, по терминологии Михаила Литвака, профессионалами экстра-класса. Но точно такой же процесс происходит и в Треугольнике Карпмана. Ведь механизм один и тот же.

Самое печальное, что игра многого лишает и не позволяет развиваться по-настоящему.

К примеру, человек хочет стать финансово успешным. Почему нет? Нормальное желание — иметь достаток, который позволит обеспечивать семью, нормально жить, ездить отдыхать... Исполнение этого желания требует сил и ответственности. Во что придется вкладывать силы и время? В чтение книг, посещение каких-то курсов повышения квалификации, во внедрение новых знаний в жизнь... Это бывает достаточно тяжело. А если внутри есть желание кого-то спасти или с кем-то повоевать, то приходится время, которое можно было потратить на чтение книг и самосовершенствование, отдавать туда, в игру. Внутренний голод говорит: «Какая книжка? Смотри, там Петя опять что-то не то делает, пойдем его жизни учить!» Получается, игра отвлекает от настоящей жизни и развития.

Здесь очень важно уметь прогнозировать и учиться брать ответственность за свою жизнь. Если говорить коротко, ответственность — это понимание того, что сегодняшнее мое действие даст результат завтра. Если я сегодня читаю книгу и применяю полученное знание, то результат я получу через время. Если я сходил в спортзал, вряд ли сегодня что-то изменится, кроме того, что я буду чувствовать себя уставшим. Но завтра я увижу другое тело, почувствую себя лучше. А если я сегодня кого-то спасаю, убегаю, злюсь, что я буду делать завтра? То же самое. А каким будет результат? Глобальнее, чем сегодня.

Тем более, если человек долго находится в треугольнике Карпмана, формируется жесткая зависимость, масштаб которой постоянно растет. Тело человека привыкает испытывать какое-то пагубное чувство: вину, стыд, раздражение, злость. И когда наступают спокойные деньки, человеку плохо, его тело начинает посылать сигналы: «Слышишь, ты же приучил меня, где доза? Почему я не испытываю чувство вины? Я хочу быть виноватым! Давай что-нибудь плохое сделаем!» Человек просто перестает этот процесс контролировать и ищет «поле для игры».

Почему Карпман назвал трагический треугольник социальной моделью? Потому что она не может быть реализована одним человеком — ему нужен другой. «Я тебе показываю эту вершину. Пожалуйста, дострой ее до треугольника! Я играю Жертву, а ты сыграй Спасителя либо Преследователя!» Конечно, время от времени человек и внутри себя сам проигрывает все эти роли. Но это как в сексе. Всегда приятнее заниматься им с партнером. А если его нет, то можно и рукой воспользоваться. Уж простите за сравнение, но примерно так. Когда нет никого рядом, можно и себя накрутить. «Какой я плохой, я столько читаю и все равно ничего не знаю. Да что ты! Соберись, тряпка! Сколько можно? Как мне плохо, я такой несчастный, никто меня не любит!» Можно закрыться дома, включить грустную музыку и страдать.

А если  страдать все-таки надоело и есть желание выйти из игры? Карпман и Берн говорили, что из негативных сценариев обязательно нужно выходить. И по аналогии, если есть Треугольник Страданий, то есть и Позитивный Треугольник. Человек все равно должен играть какие-то роли в социуме. Многие говорят, что сценарии — это плохо. Это не так! Мы все живем по каким-то программам и устроены таким образом, что они нам нужны. Иначе мозг будет перегружаться, и мы не сможем решать более сложные задачи, развиваться. Программы нужны для жизни. Вопрос в том, какие они.

Как выйти из игры?

Нам нужно, если выражаться в принятой терминологии, вернуть ответственность. И помогут в этом новые программы Позитивного Треугольника Жизни, назовем его так.

Я не идеален. Я не могу всего знать. Я могу ошибаться. И это нормально. Но я буду учиться, буду познавать этот мир, стремиться узнать что-то новое для того, чтобы стать еще лучше».

Примерно так выглядит программа для новой позиции анти-жертвы.

Перепрограммирование для роли Преследователя:

Я принимаю себя. И я принимаю тебя. Я неидеален. И я знаю, что неидеален ты. Ты можешь иметь другой статус, больше денег или семью, которой у меня пока нет. Но это не значит, что я выше или ниже. Мы с тобой равны. И что бы ты ни делал, я не несу ответственность за то, что с тобой происходит. Что бы ты не говорил, это никак не влияет на мою личность. Если мне что-то не понравится, я спокойно отойду в сторону, дабы не создавать более сильный конфликт. Если получится, я смогу с тобой договориться. Нет — тогда мы с тобой простимся».

И третья программа — для Спасителя:

«Я не могу сделать за тебя. И я не могу тебя спасти. Я могу показать тебе, как сделать шаг, а изменить свою жизнь можешь только ты сам. Я дам тебе инструмент и научу тебя им пользоваться. Но выкопать яму и построить дом ты должен сам».

Но недостаточно просто произносить текст программы как мантру. Его нужно осознать и стараться менять поведение.

Эти новые программы как раз пример рассуждений из позиции взрослости. Это трансактный анализ, где взращивается взрослая часть, ответственность. Она подразумевает, что нет чего-то хорошего или плохого. Любая слабость, которую мы обнаруживаем, не является плохой. Это зона роста. Многие переживают из-за того, что чего-то не знают. Но это же отличная возможность научиться чему-то новому!

Важно помнить, что выход из треугольника не может быть осуществлен за один день. Большая часть мира, с которым мы общаемся, привыкла к тем ролям, которые мы играли, и к нам прежним. И очень часто тот, кто начал себя менять, замечает, что окружающие стали как-то косо на него смотреть. А близкие начинают бояться: что будет дальше? Поэтому окружающие начинают отстраняться, ведь большая часть из них не хочет меняться. И это тоже элемент позиции взрослости: нужно быть готовым к тому, что, когда мы поменяемся, потеряем большую часть окружения.

Еще придется контролировать многие процессы, осознавать их. Будут, конечно, и ошибки. Будут попытки извне втянуть вас обратно в игру. Где-то вы даже сами будете провоцировать окружение, по старой памяти, когда вдруг захочется остренького. И через это придется пройти.

В этой теме краеугольный камень — ответственность и взрослость. Это и есть ответ на вопрос, как выйти из игры. А остальные инструменты, пожалуйста, — их вокруг сейчас очень много. Наш клуб предоставляет большой набор инструментов. Но их нельзя применять без признания самому себе в том, что ты находишься в этом треугольнике.

В завершении хочется сказать, что годы идут, и самое ценное — это время. И я хочу, чтобы вы осознали: выход из треугольника существует. Это не какая-то сверхъестественная сила. А вполне объяснимая, логическая схема, из которой можно выйти. Неважно, Вам 30 лет, 40, 50... Времени для жизни еще достаточно. И лучше это драгоценное время прожить по-настоящему. Да, придется напрячься и собрать силы в кулак. Но оно того стоит!

 

Перейти к следующему разделу ➯ Отношения

Вернуться к предыдущей статье ➯ Общение без «колючек». 7 способов сгладить конфликт 

Об авторе
Игорь Науменко
Тренер-консультант CROSS. Эмоциональный интеллект